> Фоторепортаж с экспозиции

26-09-2011 22:28



Антон Литвин. REMINDER (Напоминание)

В созданном Литвиным для «Невозможного сообщества» проекте «REMINDER» художник возвращается к пережитому им совместно с соратниками по Программе ESCAPE опыту коллективного творчества. На улицах Москвы Литвин вывесил специально созданные им дорожные знаки «ESC» – знаки-напоминания о существовавшем некогда сообществе художников, частью которого ему довелось быть.

Оноре д’О STOP-SPOT

Оноре д’О: «Эфемерность 11 элементарных скульптур проникла в музей, подобно отзвуку чего-то простого и функционального – вроде метро, которое обеспечивает нормальную жизнь города… Из дешёвых, стерильных, индустриальных материалов белого цвета, лишённых художественной патины, создаются простые и благородные современные святыни. Их религиозное значение, нелепое по своей абсурдности, идеально дополняет «подлинные» условия человеческого существования… Иконы – остановки, действие которых упорядочено, словно в узлах цепи или на станциях метро. Осознанность приобретается с опытом. Объединяя остановки на пути в единое целое, размышляя о своей жизни, вы превращаете ваш капитал в состояние».

Оноре д’О STOP-SPOT

Оноре д’О: «Эфемерность 11 элементарных скульптур проникла в музей, подобно отзвуку чего-то простого и функционального – вроде метро, которое обеспечивает нормальную жизнь города… Из дешёвых, стерильных, индустриальных материалов белого цвета, лишённых художественной патины, создаются простые и благородные современные святыни. Их религиозное значение, нелепое по своей абсурдности, идеально дополняет «подлинные» условия человеческого существования… Иконы – остановки, действие которых упорядочено, словно в узлах цепи или на станциях метро. Осознанность приобретается с опытом. Объединяя остановки на пути в единое целое, размышляя о своей жизни, вы превращаете ваш капитал в состояние».

Жанн ванХесвейк, Илья Бурдрайтскис, Марсель ван дер Мейс. Живые Портреты молчащей реальности

«Живые Портреты молчащей реальности» обращаются к народной и публичной традиции живых скульптур. Речь идет о театральной традиции, у основания которой были средневековые tableauxvivants, сочетавшие реализм изображения, а так же социально-политический протест с формой народного развлечения и едкой сатирой.

Шимабуку.Удачный день

Шимабукупоказывает на выставке приобретённые у уличного торговца вещи, скрупулезно восстанавливая их былой порядок. Все эти старые, на первый взгляд, бессмысленные вещи для Шимабуку бесценны. Для него это историческая память, дух канувшего в лету времени, это и живые свидетельства чей-то прожитой жизни, а также свидетельство его собственной жизни – память о пережитой им московской встрече. «Удачный день» возвращает нас к ритуалу «дара», с древнейших времен лежавшему в основе человеческих взаимодействий, скрепляя их в социальные общности, т.е. в сообщества.

Лиза Морозова.Быть леворукими вместе (перформанс, инсталляция)

Проект Лизы Морозовой «Быть леворукими вместе» - это интерактивный перформанс, посредством которого осуществляется коммуникация между художником и зрителем. Для проекта художница создала специальную инсталляцию, одновременно напоминающую и исповедальню, и тюрьму, в которой общение между Лизой и зрителем устанавливается путем тактильного контакта, посредством специального рукава. Инсталляция предполагает также возможность встречи -коммуникации между двумя зрителями.

Программа ESCAPE Радиотранслятор ESCAPE

Аудио проект «Радиотранслятор ESCAPE» базируется не на новом, найденном так или иначе материале, а на архиве, его вектор направлен в глубину, он предлагает услышать (буквально) голос Программы, подслушать разговоры «на кухне», узнать то что не предназначалось для других, и разрушает миф о том, что произведения искусства обязательно рождаются в результате умных разговоров сёрьёзных людей. Стилистически, проект имитирует практику Интернет-радиостанций, распространённую в сети.

Программа ESCAPE. Головокружение

Объект-инсталляция «Головокружение» развивает тему человеческого одиночества и невозможности адекватной коммуникации.

Программа ESCAPE. Головокружение

Объект-инсталляция «Головокружение» развивает тему человеческого одиночества и невозможности адекватной коммуникации.

IRVIN.First NSK. Citizens` congress

Будучи сама коллективным проектом, в 1984 году группа инициировала ещё более комплексное междисциплинарное образование – NSK, «NeueSlowenischeKunst» («Новое словенское искусство»). В него, наряду с самой IRWIN, также вошли известная музыкальная группа «Laibach», экспериментальный театр «Noordung» и другие сложившиеся к этому моменту словенские инициативы из области дизайна, философии и т.п. В 1992 году в контексте распада союзной Югославии и образования независимой Словении, в ответ на возвращение идеи национального государства с его непреложными понятиями территории, этнической группы и границ, начал реализовываться проект «NSK. Государство во времени». NSK провозгласило, что наделяет статусом государства мышление, и взяло на себя многие функции государства – например, выдачу гражданства и паспортов. Это внетерриториальное, виртуальное государство не идентифицировало себя с реально существующими странами и к настоящему моменту приняло форму коллективного произведения искусства.

ТanzLaboratorium(Как бы) Паноптикум

Трое участников «ТanzLaboratorium» взаимодействуют в реальном времени, рассматривая это самое время в качестве объекта своего перформативного исследования. Участники находятся в разных залах музея на некотором расстоянии друг от друга, не имея возможности согласовывать свои действия посредством визуального или звукового контакта. Аналогично и зритель не в состоянии оценить, насколько согласованными являются действия актеров; однако он в состоянии сопоставить время, необходимое ему для перемещения между залами, с изменившейся перформативной ситуацией. Следовательно, основное событие происходит в восприятии наблюдателя. Видео-документация перформанса из-за своей длительности предоставляет заинтересованному наблюдателю, готовому потратить достаточно времени, шанс на (как бы) паноптический взгляд. «Пан» с древнегреческого на русский переводится как «всё», «оптикум» – это «зрение», «видение». Таким образом, «паноптикум» в переводе на русский язык – «охват зрением всего».

ТanzLaboratorium(Как бы) Паноптикум

Трое участников «ТanzLaboratorium» взаимодействуют в реальном времени, рассматривая это самое время в качестве объекта своего перформативного исследования. Участники находятся в разных залах музея на некотором расстоянии друг от друга, не имея возможности согласовывать свои действия посредством визуального или звукового контакта. Аналогично и зритель не в состоянии оценить, насколько согласованными являются действия актеров; однако он в состоянии сопоставить время, необходимое ему для перемещения между залами, с изменившейся перформативной ситуацией. Следовательно, основное событие происходит в восприятии наблюдателя. Видео-документация перформанса из-за своей длительности предоставляет заинтересованному наблюдателю, готовому потратить достаточно времени, шанс на (как бы) паноптический взгляд. «Пан» с древнегреческого на русский переводится как «всё», «оптикум» – это «зрение», «видение». Таким образом, «паноптикум» в переводе на русский язык – «охват зрением всего».

ТanzLaboratorium(Как бы) Паноптикум

Трое участников «ТanzLaboratorium» взаимодействуют в реальном времени, рассматривая это самое время в качестве объекта своего перформативного исследования. Участники находятся в разных залах музея на некотором расстоянии друг от друга, не имея возможности согласовывать свои действия посредством визуального или звукового контакта. Аналогично и зритель не в состоянии оценить, насколько согласованными являются действия актеров; однако он в состоянии сопоставить время, необходимое ему для перемещения между залами, с изменившейся перформативной ситуацией. Следовательно, основное событие происходит в восприятии наблюдателя. Видео-документация перформанса из-за своей длительности предоставляет заинтересованному наблюдателю, готовому потратить достаточно времени, шанс на (как бы) паноптический взгляд. «Пан» с древнегреческого на русский переводится как «всё», «оптикум» – это «зрение», «видение». Таким образом, «паноптикум» в переводе на русский язык – «охват зрением всего».

Дидье Курбо “needs”

ДидьеКурбо начал создавать серию работ “needs” в 1999 году. Художник помещает свои произведения в повседневную городскую среду, незаметно дополняя привычное окружение: сажая дерево, закладывая цветной плиткой трещины тротуара - тем самым частично преодолевая постоянный разрыв между искусством и реальностью. Курбо говорит о необходимости предельно простых и скромных поступков, связанных с повседневными нуждами – о ремонте лавки в парке и новой пешеходной «зебре», о дощечках в луже для удобства пешеходов, о посаженных в кадки цветах и скворечнике в центре Парижа, и т.п. Всё это – приватные, очень личные интервенции в городскую среду. Незаметность и мнимая незначительность произведений Курбо исключают зрелищную, развлекательную составляющую – акциям художника не требуется зрительская аудитория. Его проекты, скорее, намекают на существование индивидуальных образов города, или множества ментальных карт, структуру которых образуют подчас совершенно незаметные, неочевидные и кажущиеся второстепенными предметы и феномены.

Р.Э.П. О методе

Как объясняют художники, работа «О методе» задумана ими «как небольшая “сцена сообществ” – установка с вращающимся центральным элементом, на котором стоит конструкция из трёх стен, разделяющих три комнаты с автономными экспозициями. Каждая из этих экспозиций представляет (само-)исследование одной из современных киевских художественных групп: объединения архитекторов «Группа предметов», коллектива «TanzLaboratorium» и нашей группы Р.Э.П. В данных экспозициях мы пробуем проанализировать методы коллективного творчества, а соответственно и формы групповой жизни, непринуждённого совместного бытования. Каждая художественная группа – лаборатория коллективности, территория изобретения новых форм общности и/или проблематизации форм прежних». Посвящая себя анализу диалектики жизни и творчества, искусства и повседневности, Р.Э.П. фактически приходит к признанию их тождества: «А может, и каждое человеческое сообщество есть своего рода творческая группа – лишённая, впрочем, нужды представлять какой-то художественный “продукт”?»

Р.Э.П. О методе

Как объясняют художники, работа «О методе» задумана ими «как небольшая “сцена сообществ” – установка с вращающимся центральным элементом, на котором стоит конструкция из трёх стен, разделяющих три комнаты с автономными экспозициями. Каждая из этих экспозиций представляет (само-)исследование одной из современных киевских художественных групп: объединения архитекторов «Группа предметов», коллектива «TanzLaboratorium» и нашей группы Р.Э.П. В данных экспозициях мы пробуем проанализировать методы коллективного творчества, а соответственно и формы групповой жизни, непринуждённого совместного бытования. Каждая художественная группа – лаборатория коллективности, территория изобретения новых форм общности и/или проблематизации форм прежних». Посвящая себя анализу диалектики жизни и творчества, искусства и повседневности, Р.Э.П. фактически приходит к признанию их тождества: «А может, и каждое человеческое сообщество есть своего рода творческая группа – лишённая, впрочем, нужды представлять какой-то художественный “продукт”?»

SOSка Галерея-лаборатория SOSка 2011, Инсталляция

В проекте «Галерея-лаборатория SOSка» художники воссоздают в зале музея максимально точную копию интерьера своей теперь уже легендарной галереи-лаборатории SOSка, просуществовавшей в Харькове с 2005 по 2010 годы. Давая таким образом новую жизнь своей галерее, они выставляют в ней четыре фотографии, на которых участники группы запечатлены с художниками мировой величины – ДэмиеномХёрстом, ДжеффомКунсом, Такаши Мураками и Андреасом Гурски. Так происходит встреча вынужденной и в тоже время избранной маргинальности с миром профессионального и коммерческого успеха. Так, сводя между собой два полюса художественного сообщества и показывая одновременно их очевидную и почти комическую несовместимость, проект «Галерея-лаборатория SOSка» разоблачает как фикцию само понятие художественного сообщества. «Контакт, заснятый на фото, – поясняют авторы проекта, – является фикцией дружбы и одновременно говорит о невозможности коммуникации между разными сегментами как современного искусства, так и общества в целом. В этом проекте SOSка поднимает ряд вопросов: о необходимости выбора художником модели деятельности в сфере культуры, роли сообществ и относительности авторитетов в системе функционирования современного искусства».

Соня Бойс. Тебе, лишь тебе

«Тебе, лишь тебе» — работа, использующая музыку, пение и акустические свойства пространства. В колледже Марии Магдалины в Оксфорде выступают два разных исполнителя — Михаил Карикис (MikhailKarakis), известный своими «модернистскими» голосовыми перформансами и Дэвид Скиннер (DavidSkinner) с исполняющим старинную музыку коллективом «Аламир». Для исполнения было выбрано песнопение «Tusolusquifacismirabilia», сочиненное франко-фламандским композитором эпохи Возрождения ЖоскеномДепре (JosquindesPrez). Каракис стоит на небольшом возвышении, напротив Скиннера, так, что, зрительно завершая хор, он невидим его участникам. Публика здесь является способом оживления пространства. Основной риторический прием — хиазм — повторение и изменение, созданное через столкновение двух различных позиций — бессловесный вокал Карикиса и отвечающее ему хоровое исполнение гимна a capella. Этот диалог тревожит слушателя, затрагивая бессознательный страх человека впасть в бессловесное состояние. Исполнение хора придает старинному песнопению Депре новое современное звучание, одновременно с этим голос Каракиса переносит высокую форму Депре-«Аламира» в современность, а финальное вмешательство Бойс превращает исполнение песнопения в инсталляцию.

Адриан Пачи. Явление

При создании видеоинсталляции «Явление» Пачи использовал обычную видеокамеру. На одном из экранов – крупный план маленькой дочери художника, которая с детским кокетством поет народную албанскую песню: «Qingjtebuute, llora-llora, qingjtebuute, llora-llora…» Эта сцена была снята в Милане и транслировалась родственникам, оставшимся в Албании. Бабушки, дедушки, дядья и тётки, которые до этого момента, трепеща от волнения, словно бы читали слова песенки по её губам, вдруг как по команде невидимого режиссёра хором запевают следующий куплет: «A s’mafalnjiqingjtebute, beebejamaan…» Переход от одного к другому становится метафорой переменчивости жизни, существования «между», одновременного присутствия дома и в мире.



%system numpages(1, 10, 'standart')%

 

Московский музей современного искусства
www.mmoma.ru